Владимир Лебеденко, 1сп.р., заслуженный врач Украины, г.Одесса.

Говорят, друзей приобретают в молодости, а те что появляются позже – это уже просто знакомые. Со Славой у нас получилось совершенно иначе. И это действительно была дружба, которая возникла уже в зрелом возрасте. Я был доктором Национальной экспедиции на Эверест в 1999 г. Участники команды - люди с уже сложившимся мировоззрением, своим отношением к спорту, жизни. В таких командах непросто работать. И у Славы сначала было определенное недоверие к моим рекомендациям. Он от природы физически здоровый, поэтому отказывался принимать витамины, микроэлементы, биодобавки. А они необходимы, потому что происходит колоссальная потеря энергии, особенно при длительных нагрузках. И Слава сначала заявил: нет, я этого есть не буду. Потом посмотрел, что ребята идут не хуже, - он же ребят знал, сказал: давай и я буду пробовать то, что ты давал…

Слава безусловно был сильным спортсменом, он быстро адаптировался к высоте и хорошо ее переносил. Для человеческого организма главная проблема пребывания на высоте связана с недостаточной насыщенностью кислородом. С высотой процентное содержание кислорода в воздухе не меняется, но снижается его парциальное давление. Поэтому, когда человек вдыхает разреженный воздух, кислород не усваивается через альвеолы легких, он как бы не продавливается из-за очень низкого давления. У организма существует целая система компенсационных реакций адаптации к таким условиям. Данные медицинской карты обследования Терзыула, такие как мозговой кровоток и пр., говорят о хороших компенсационных свойствах организма. В организме имеется два способа окисления энергетических веществ - аэробный и анаэробный. Аэробный - с участием кислорода, и анаэробный или запасной путь метаболизма, который включается, когда потребление кислорода организмом снижено, – это путь глюколизного обмена. И вот у Славы в организме анаболические процессы были построены таким образом, что запасной путь - анаэробный глюколиз, был высоко развит. Я наблюдал его тесты на физическую выносливость. При забеге с уровня моря на Форосский кант, где набор высоты примерно 1000 м, Славины показатели практически ничем не отличались от остальных. Максимальное потребление кислорода и физическая выносливость находились в тех же пределах, что и у других ведущих спортсменов. И такие же тесты я проводил на высоте 4200 м, на высоте базового лагеря, там его показатели были самые высокие. Восстанавливаемость организма и адаптация к высоте были лучше, чем у других. А на 6000 м он чувствовал себя еще лучше, т.е. в организме преобладал метаболизм, при котором максимально включаются резервные механизмы.

Уже на первом восьмитисячнике, Канченджанге, Славина выносливость и работоспособность на высоте всех удивляла. Хотя во всем, что может как-либо повлиять на адаптацию в условиях высоты, он, практически, не отличался от других спортсменов. Режим питания у него был такой же, как у всех. Слава был разносол, ел немного, но любил вкусно поесть. Несмотря на проблемы с перевозкой, весом, он умудрялся взять в экспедицию какой-то деликатес из дому, и когда становилось совсем плохо или невмоготу, открывалась баночка домашнего варенья или консервации от Любови Степановны. У него было три любимых продукта - сало, мед с орехами и коньяк. Слава никому не доверял, сам выбирал сало на Привозе для экспедиции. Коньяк любил больше армянский, всегда покупал его в фирменном магазине в Одессе. Употреблял его перед сном, т.к. коньяк действительно обладает способность расширять сосуды, действует успокаивающее и улучшает микроциркуляцию крови. На высоте в палатке, когда у всех болит голова, чай с ложкой коньяка оказывает целебное воздействие. Слава любил хороший чай, неважно, зеленый или черный, пил его с медом, иногда добавлял чабрец, другие травы. Для него чаепитие – это ритуальное действо – заваривание, переливание в пиалы, общение. Как-то Слава удивил всех под Манаслу, - когда мы собирались идти в штабную палатку на ужин, он достал фарфоровый чайничек с пиалой. Часть груза доставлялась вертолетом, вертолет зависал, и все выбрасывалось с высоты 4-5 м, а Слава умудрился так все упаковать, что чайник остался целым. Он любил дарить чай друзьям. Слава часто бывал в Непале, знал фирменный магазин, где торгуют настоящим чаем. Это был один из лучших подарков, который Слава привозил своим знакомым и друзьям.

Из оздоровительных процедур Слава любил баню, как русскую, так и сауну. Но утверждать, что это один из методов тренировки, нельзя, релаксации – да, в плане подготовки к высоте – вряд ли. Посещал сауну не реже одного раза в неделю и не отказывался от нее и в экспедициях. Конструкция экспедиционной бани была полностью продумана и реализована им самим. В ее состав входили улитка из нержавеющего металла, труба-змеевик, непромокаемая палатка, дымоход - ломаная труба, чтобы не попадал снег, и одна или две паяльные лампы для разогрева. И все это должно быть небольших размеров, чтобы помещаться в рюкзак. Под Эверестом баня вообще стояла на леднике, и лед был устлан плоскими камнями. Внутри были приспособлены бочки и перехват, чтобы можно было присесть - Слава все продумывал заранее. Когда мы шли на подход, а там берез и дубов нет, Слава нарезал можжевеловых веников, и мы принесли их наверх. И восторг был неописуемый - на такой высоте побаловаться паром с можжевеловым ароматом! К нам в БЛ приходили париться грузины, поляки, участники других экспедиций. Его баня была очень популярна в гималайских экспедициях.

Тренировался Слава больше самостоятельно, хотя в выходные старался приехать в Одессу и принять участие в мероприятиях клуба, полазить на скалах. У него была годами отработанная система тренировок: утром подъем, бег вдоль моря, купание практически круглый год и снова подъем под горку к стоянке машины. Минимум два раза в неделю он посещал бассейн. В молодости Слава занимался плаванием, и это, по-видимому, способствовало хорошим дыхательным тренировкам, потому что темповые длительные нагрузки повышают выносливость. Что касается возраста, то Слава по своим физическим кондициям не уступал более молодым участникам сборной. Ему еще рано было говорить о том, чтобы вешать на гвоздь перчатки, он об этом и не думал. Высотный альпинизм - это спорт взрослых людей. На высоте он еще многим молодым, кто моложе его лет на 20, мог дать фору. Возраст довлел над ним больше психологически. Слава понимал, что трудно годами поддерживать хорошую спортивную форму, с учетом того, что он мотался на работе и серьезно занимался бизнесом. И когда мы отговаривали его от участия в последней экспедиции, то, как один из аргументов, он сказал: ты понимаешь, время бежит, годы берут свое, а с возрастом мы не здоровеем. Он сам прекрасно знал возможности своего организма и мог дозировать и распределять нагрузки. У него была прекрасная физическая подготовка в сочетании с громадным опытом, и я это подтверждаю как медик. Но главное, что у Славы было, - это колоссальная сила воли. Он умел делать многие вещи через "не могу", он мог наступить на горло своим недомоганиям, побороть свою слабость - этого у него было больше, чем у других людей, которые по своим физическим данным не уступали ему, а некоторые превосходили. Но то, как он мог заставить свои мышцы, свое тело работать, идти вперед, а не отступать назад, не каждому дано.