Владимир Альперин, МС, г. Одесса.

О друге.
Слава Терзыул буквально ворвался в 1991 году в команду альпклуба «Одесса», команду «Снежных барсов», чемпионов СССР и Украины, сразу же проявив неординарность натуры, физическую силу, смелость и решительность в достижении цели. Ему вечно не хватало адреналина - даже в горах. С пика Четырех съехал на обычной доске, так как лыжи с собой не привез. После восхождения на пик Коммунизма в лагере на 6500 м подобрал еле живого руководителя южнокорейской команды, брошенного своими же участниками, и два дня тащил его в базовый лагерь - фактически спас ему жизнь. Впоследствии Слава много лет ходил в «поларе» и с бананом, которые кореец подарил ему в знак дружбы.
Осенью в первой гималайской экспедиции мы ходили в одной группе, и тогда уже я понял, что если Слава «взял след» на вершину, его не остановит ничто! Вдвоем с Горбенко они были первыми на Нанда-Деви Восточной - 7439м.
Летом 1992 года при попытке траверсировать массив пика Победа мы попали в жестокий шторм и спаслись во многом благодаря Славам - Горбенко и Терзыулу.
В 1993 году при восхождении на первый в истории Одесского альпинизма восьмитысячник – Канченджангу – лишь Терзыул не пользовался кислородом, а после еще несколько дней оставался в штурмовом лагере для подстраховки следующих восходителей. На высоте 8100 м он отыскал лагерь Ванды Руткевич, которая пропала на Канче, некоторые ее вещи и дневники он передал польским альпинистам. Самое тяжелое испытание он пережил, спустившись в 2 часа ночи в Л1, из которого бестолковые шерпы утащили палатку и примус. Нашел банки с бензином, развел костер, отогрел себя и радиостанцию, вышел на связь и сообщил, что все живы, идут вниз. Это была большая радость, потому что мы, только что спустившиеся с 7500–8500 м, собирались утром вновь идти наверх на поиски ребят.
В двойной экспедиции 1994 года на пик Ракхиот (Гималаи) и К2 (Каракорум) –Слава снова в числе восходителей, и снова тяжелейшее испытание: пришлось захоронить на высоте 8350 м тела погибших во время штурма вершины друзей.
Лето 1995 года, снова Каракорум, ледник Балторо. На альпинистском мемориале под К2 мы установили доску с барельефами Саши Пархоменко, Димы Ибрагим-Заде и Леши Харалдина. Дальнейшие планы: восхождение на Броуд-Пик, 8047 метров. После первого выхода до 6000 м разразилась недельная непогода, после которой мы пошли на штурм в альпийском стиле. Конечно, сказалась недостаточная акклиматизация: у меня «горняшка» на 7800 м – пришлось спускаться в лагерь. Ночной спуск после восхождения, в результате серьезные обморожения у Саши Власенко, но Гору сделали!
1996 год начался со сборов команды Украины на Кавказе: сдача нормативов, медицинское обследование, испытание барокамерой, забеги на Эльбус. Слава очень старался показать, что в компании со старожилами команды Бершовым, Горбачем, Чаплинским, Ковалевым и другими, он тоже не «маленький». И, действительно, первым взбежал на вершину Эльбруса менее чем за 3 часа. Летом сходил на Гашербрум-2 с Власенко, а осенью на Аннапурну с поляками, протоптав обе горы практически в одиночку.
В 1997 году заболел перед штурмом, потом догонял ушедших раньше Бершова и Свергуна. Догнал, сходил на Нанга-Парбат!
Только с его огромной волей, силой и неустрашимостью, фанатичной целеустремленностью и решительностью, уверенностью в себе и своих друзьях можно всего за 12 лет с 15 попыток сходить на все 14 восьмитысячников без кислорода.
Слава был удивительно разносторонним человеком: увлечение горными лыжами: от инструкторства до спуска с восьмитысячника, в альпинизме: от скальных стен Крыма, ледовых маршрутов Безенги до первопрохождений в Гималаях и Каракоруме. Фото и видеосъемка на восхождениях и монтаж прекрасных фильмов. Увлечение, полная отдача на работе, умение схватить идею и довести дело до конца, классный организатор.
Домашние аквариумы и террариумы с многочисленными «хитрушками» собственного изобретения, с экзотическими рыбами и растениями, черепахами… большой «юннат»! А коврики из веревочных образцов?!
Банальная вроде фраза – «прекрасный семьянин», но где бы мы ни были – в Индии, Пакистане, Арабских Эмиратах, Словакии или Киргизии – у Славы был список подарков для Любови Степановны, Юлии и Ольги, для родных и друзей со всеми размерами, чтобы подарок не был формальным.
Большой жизнелюб, он везде находил и устраивал «праздники жизни», главное, он умел их планировать и готовить. О «Терзыуловских банях» на высотах более 4 тысяч метров ходят легенды. В забытом Богом селении в глуши Гималаев, где мы понимали только «Намасте», Слава мог организовать питание всей экспедиции. Он вообще любил «строить» кухонных работников. В странах Востока он должен был попробовать все и вся, получал при этом аллергическую сыпь, но не сдавался!
Однажды после выполнения срочной, уникально сложной высотной работы, Слава организовал для нас великолепную рыбалку, сам же появился на часок – немного ухи, пара горячих бычков со сковородки, легкий треп… и «Пока-пока ребята» – помчался дальше. Он должен был многое успеть!
Верный друг, прекрасный товарищ! Опять вроде шаблон, но не в отношении Славы. В 1992 году погиб в лавине его друг по работе, по жизни – Ваня Попов. Слава заботился о его семье, как о своих родных. Знаю об этом не понаслышке – они мои соседи по дому. Он помогал так же семьям Васи Копытко, Леши Харалдина и многим другим. Многим молодым ребятам из «Высотника» он помог «встать на ноги», стать специалистами, дал возможность проявить себя.
Как инструктор многих поставил на лыжи, многих научил жизни в горах. Нам, казалось бы, более опытным и знающим, Слава был примером трудолюбия и самоотдачи, умения терпеть и преодолевать собственные слабости. Он своими восхождениями, всей своей жизнью доказывал возможность невозможного: работать ради достижения цели – на грани возможного и даже за гранью…
Очень тяжело говорить о Славе: «Был»…Перед глазами его неугомонная, сильная фигура, его голос: «Вовик, а давай сделаем так…»
Ради короткой встречи с друзьями в среду он мчался из Южного в Одессу, успевал со многими встретиться, порешать многочисленные дела, просто поговорить.
Он был Великим и очень доступным…Джинсы, кроссовки, полар, гортексовая куртка - обычная его форма одежды. Его все любили. Очень тяжело говорить о Славе: «Был»…Но какое счастье, что он в нашей жизни БЫЛ!