БиографияВосьмитысячники
 
 
Манаслу 8163 м
22.05.2001, Юго-восточный гребень, новый путь, Украинская национальная экспедиция посвященная 10-й годовщине Независимости Украины.
"Нам чудом удалось вписаться в короткий погодный интервал и взойти на вершину после изнуряющей работы на маршруте. "Идите в монастыри и держите погоду", – было криком души к тем, кто остался в базовом лагере…"

В ходе экспедиции “Украина-Гималаи” было проведено два восхождения – первопрохождение на в. Манаслу (8163 м) по новому маршруту, и первовосхождение на безымянный пик Р2 (6251м), названный затем пик Украина. Для первопрохождения на Манаслу в качестве основного маршрута рассматривалась возможность прохождения ЮВ стены, которая до сих пор остается не пройденной. Но отсутствие полной информации о реальной протяженности ключевых участков и объективная лавинная опасность этого маршрута привели к тому, что был выбран более безопасный путь – ЮВ ребро.
Руководство экспедиции: Валентин Симоненко – руководитель экспедиции, Мстислав Горбенко – главный тренер, Владимир Шумихин – старший тренер, Михаил Загирняк – тренер, Владимир Лебеденко – врач.
Состав экспедиции:
1. Алексей Бельков.
2. Николай Горюнов;
3. Михаил Евчев;
4. Сергей Ковалев;
5. Вадим Леонтьев;
6. Владимир Могила;
7. Сергей Пугачев;
8. Юрий Стрельников;
9. Владислав Терзыул;
10. Игорь Чаплинский.

М.М. Горбенко, ЗМС, г.Одесса (по материалам Информационного бюллетеня ФАиС Украины) :

“…5 апреля, как и было предусмотрено тактическим планом экспеди¬ции, на горизонте появились две фигуры с бамбуковыми связками за спиной для маркировки маршрута. Это пришла передовая группа, остальные участники трека растянулись по всему ущелью Пунгена, но к полудню все уже собрались в базовом лагере. Лагерь преобразился на глазах. Народные умельцы сделали из найденного деревянного шеста и антенны 8-метровый флагшток. Владислав Терзыул с напарниками собрали баню – сооружение уникальное и единственное в своем роде по обе стороны Гималаев.


Терзыул сооружает баню.

Это было любимое детище Владислава. Изобретательность Терзыула по заслугам оценили наши и зарубежные альпинисты. Где еще можно было так быстро отогреться и восстановить силы после 5–7-дневной работы на больших высотах.
На следующий день уверенным шагом к базовому лагерю подошел руководитель экс¬педиции Валентин Симоненко, за ним тренер Владимир Шумихин. Экспедиция в полном составе собралась в базовом лагере. На тренерском совете наметили составы трех штурмовых групп. Первая: Владислав Терзнул – руководитель, участники Игорь Чаплинский, Николай Горюнов, Юрий Стрельников. Вторая: Вадим Леонтьев – ру¬ководитель, участники Сергей Пугачев и Михаил Евчев. Третья: Сергей Ковалев – руководитель, участники Алексей Бельков, Владимир Могила. Было принято решение работать на маршруте восьмитысячника Манаслу без учета восхождения на закрытый пока пик Р2, используя по 2–3 дня для разведки подходов и заброски снаряжения свободных участни¬ков в дни отдыха.

7 апреля разведгруппа в составе М. Горбенко, В. Терзыула, В. Леонтьева, С. Ковалева и И. Чаплинского в быстром темпе взошла на моренообразную гору высотой 4650м, стоящую в центре ущелья Пунген, используя ее как отличную обзорную точку. Все ведущие альпинисты экспедиции смогли воочию ознакомиться с основным и запасным маршрутами. С учетом реальной снежно-ледовой обстановки в этом сезоне на ЮВ стене в. Манаслу, сходом мощных лавин, подвижками верхнего висячего ледопада, который изредка, но метко перекрывал практически весь скальный треугольник ЮВ стены и подходы к нему, было единодушно выражено мнение о необходимости идти правее ЮВ стены по ЮВ ребру через Пинакль, т.е. использовать резервный вариант – объективно безопасный, логичный, сложный и длинный маршрут. Это предложение было поддержано и руководителем экспедиции В.К. Симоненко.
На следующий день весь спортивный состав экспедиции во главе с Михаилом Загирняком вышел на акклиматизацию и сделал заброску груза (по 15 кг) на высоту 4700 м. Проверили радиосвязь между группами – отличная.

В первые же выходы нам удалось найти подходы и наметить маршруты как на Манаслу, так и на Р2. Оперативно были установлены АВС на 5000 м и Л1 на 5500 м. Группа В.Терзыула первой начала обработку на Манаслу. Со склонов Р2 мы с Мишей Загирняком корректировали их продвижение к скальному "ромбу". 13 апреля начался сильный снегопад, внизу разразилась настоящая гроза. Утро 15 апре¬ля. Христос воскрес! Пасху мы отметили в БЛ.
В 10.00 мы стали очевидцами схода громадной лавины, перекрывшей треугольник ЮВ стены, что подтвердило правильность нашего решения о смене марш¬рута с ЮВ стены на ЮВ ребро. Внезапно с маршрута сошла группа Ковалева, не завершив обработки. Тренерский Совет на разборе посчитал действия Сергея Ковале¬ва поспешными.

17 апреля, после 5 дней непогоды, небо прояснилось. Весь базовый лагерь лежал в снегу. Несмотря на неустойчивую погоду, движение на маршруте ни на один день не останавливалось. На смену размеренной группе Леонтьева опять вышел неугомонный Терзыул. В лагере остался приболевший Юра Стрельников. Руководитель экспедиции Валентин Симоненко вылетел в Катманду для переговоров с королем Непала об открытии Р2 для восхождения, а затем в Киев.
Ежедневно в горах выпадал снег. Здесь, в БЛ, он быстро сходил, но вверху усложнял маршрут, создавая опасность схода лавин. Но мы не прекращали работать. На Манаслу в пургу 22 апреля группа В. Терзыула с трудом установила Л2 на 6000 м. Вечером пурга прекратилась. Небо было усыпано яркими холодными звездами. Появилась очередная надежда на установление хорошей стабильной погоды.
7.30 утра. Солнце слепит глаза. Я наблюдаю в подзорную трубу: Украина-1 делает зарядку (на 6000 м!), Украина-2 закопошилась в бергшрунде, Украина-3 упорно движется к Л2.
25 апреля группа Ковалева "оседлала" восточный гребень (ЛЗ), ведущий к Пинаклю и вершине. Высота точки выхода на В. гребень оказалась всего 6400 м, вместо ожидаемых 7000 м, согласно данным предыдущих экспедиций.


Манаслу, восточный гребень.

Снежный рельеф позволил строить пещеры, и восходители воспользовались этим. Все промежуточные лагеря Л1, Л2, ЛЗ располагались в пещерах.
Группа Леонтьева спустилась в БЛ уставшая, им удалось установить Л4 на 6800 м. При спуске в кулуаре Мишу Евчева "догнал" камень, который повредил ему левую кисть. Врач Володя Лебеденко загипсовал руку. В ходе экспедиции я был вынужден дважды сделать замечание группе Терзыула, которая нарушила порядок выхода на радиосвязь. Только жесткая дисциплина могла обеспечить безопасность проведения экс¬педиции.
День за днем ребята упорно продолжали работать на маршруте, несмотря на то, что жуткая погода выматывала все силы. Если бы все три группы отказались идти, я ни в чем не смог бы их упрекнуть.

5 мая. Словно узнав о моих мыслях, погода резко изменилась. Впервые с 17 апреля установилась солнечная погода на целых два дня. Мы должны были использовать шанс, который давала нам природа. Группе Ковалева срочно надо было установить штурмовой лагерь на 7400–7500 метров, они заканчивали третий выход, за ним шел четвертый – штурмовой. Ни по времени, ни по состоянию участников мы не могли позволить себе дополнительный пятый выход. В подзорную трубу легко можно было наблюдать за передвижением связок на снежно-ледовом рельефе. Сергей сообщил, что на маршруте выше 7000 м начались выходы плитообразных скал, присыпанных сыпучим снегом. Обе связки были измотаны. Все, что они смогли сделать - это провесить перила до 7250 м и оставить там в заброске палатку. Такой оборот дел, конечно, огорчил нас. Хотелось надеяться, что выше маршрут будет проще и Пинакль можно будет пройти ходом без предварительной обработки. А пока у группы Терзыула было шесть дней для полноценного отдыха.

12 мая 2001 г. – знаменательный день: Владислав Терзыул, Игорь Чаплинский и Николай Горюнов вышли на штурм вершины Манаслу. К вечеру, набрав 1500 м, группа Терзыула достигла Л1. А внизу, в БЛ, разгорелись свои страсти, участники третьей группы стали размышлять о трудностях предстоящего подъема, выяснять, кто из них высотник. Очевидно, сказывалась усталость, накопившаяся за 40 дней пребывания на высоте. Немного отдохнув в Самагоне, группа восстановила свой боевой дух и вслед за связкой Леонтьев – Пугачев вышла на маршрут. По рекомендации доктора в БЛ остались Михаил Евчев и Юрий Стрельников.
Пришедший в БЛ Гюрми сообщил, что польская и итальянская экспедиции прекратили свою работу, достигнув 7400 м и 6400 м соответственно. На ключевых участках оставлены веревки, маршрут промаркирован вешками. Для нас это была важная информация, так как спуск по обычному маршруту был у нас запасным вариантом.

Каждый день начинался в БЛ разжиганием костра, в который бросалось несколько веточек можжевельника. Благовоние окутывало лагерь, и тибетские молитвы с пожеланиями успеха экспедиции возносились к Манаслу: "Ом мани падме хум..." На горе разворачивались важнейшие события для украинской гималайской экспедиции. Все следили за каждым шагом поднимающихся трех групп. Груп¬па 1, вытягивая из-под толщи снега многие сотни метров перильных веревок, четко по плану вышла на конец обработки и установила Л5. Группам 2 и 3 пришлось также повозиться с обледеневшими перильными веревками, и они заняли Л4 и ЛЗ соответственно.
В БЛ ежедневно шел дождь, наверху – снег, но, невзирая на непогоду, работа не останавливалась ни на день. Попытка первой группы сходу выйти к Пинаклю и установить штурмовой лагерь оказалась неудачной. Наконец, 18 мая с третьей попытки штурмовой лагерь был установлен за последним жандармом, и, казалось, де¬ло сделано, но гора преподнесла очередной сюрприз.


Обход Пинакля слева.

Выше маршрут, как мы рассчитывали, не упростился, 150 метров вверх по Пинаклю стали просто непреодолимой преградой. 19 мая связка Терзыул – Горюнов предприняла отчаянную попытку штурма Пинакля, но усталость, нако¬пившаяся на высоте, возрастающая трудность маршрута сделали свое дело, группа вынуждена была повернуть вниз. После неудачной попытки восхождения события в экспедиции стали разворачиваться стремительно. В связи с задержкой первой группы с выходом на вершину третья группа догнала вторую и заняла выжидательную позицию. Был вариант смены передовой группы на более свежие силы, но пока велись переговоры и обсуждались различные варианты, "созрели" В. Могила и А. Бельков. В итоге, объединившись с И. Чаплинским и Н. Горюновым, они начали быстро сбрасывать высоту. В Л5 ос¬тались В.Терзыул, В.Леонтьев, С.Ковалев и С.Пугачев. Группа предложила обойти Пинакль справа с выходом на плато на высоте примерно 7500 метров. Мне оставалось только поддержать этот последний шанс на возможность восхождения, хотя в этой критической ситуации можно было и по¬вернуть группу назад. В такой момент было важно дать моральный толчок, возродить надежду на успех.

20 мая. Штурмовая группа вышла на связь в 8.00 утра, когда начала обход Пинакля справа, и в 12.00, во время траверса. В этот день связи больше не было. Это были те самые томительные минуты и часы ожидания, когда появляется седина на висках, а сердце ноет от переживаний – неизвестность в горах всегда давит. В БЛ в сопровождении Гюрми прибыл посланник Верховного Ламы, который пребывал с визитом в высокогорном монастыре в этом районе, с просьбой связаться с Катманду по спутниковому телефону, чтобы вызвать вертолет. Когда он захотел заплатить за 5 минут разговора, я полушутя - полусерьезно попросил передать Верховному Ламе нашу просьбу: пожелать удачи штурмовой группе при восхождении на Манаслу. Наверное, в тот момент это было дороже денег.

Днем навстречу группе спуска вышла двойка Евчев – Стрельников, которые вечером встретили ребят на леднике, разгрузили их, и все благополучно спустились к полночи в БЛ.
На следующий день мы с раннего утра прослушивали эфир и только в 8.50 услышали слабый сигнал, на связи был Вадим Леонтьев: "Находимся в палатке на высоте более 7500 м, идет снег, видимости нет, не знаем, что делать". "Стоять на месте!" - успел сказать я, и связь прервалась на целый день. Главное мы узнали – все живы и здоровы. В этой ситуации важно выждать "окно" в погоде и, контролируя свое самочувствие, успеть рвануть вверх или вниз. У меня была постоянная связь с Киевом, с Валентином Симоненко, который страшно переживал и нес ответственность, как руководитель экспедиции, за каждого из нас. Он сообщил нам, что в районе плато Манаслу есть мертвая зона, где многие экспедиции теряли радиосвязь. Эфир продолжал предательски молчать, а время тянулось так мучительно долго.


Пинакль, вид сверху.

22 мая 2001 года, Манаслу в облаках. Погода нелетная. В 8.15 пробился в эфире осипший голос Владислава Терзыула: "Идем на Вершину! Трое: я, Вадим Леон¬тьев и Сергей Ковалев вышли на штурм. Погода хорошая! Идите в монастыри и держите погоду!" Свершилось чудо! У ребят хватило сил и терпения выждать то самое "окно" в погоде. В 10.00 на связь вышел Вадим, сообщив, что стоит рядом с вершиной, видит Терзыула на крутом остром гребне, который ждет их и веревку. Над вершиной солнце!
В 11.00 - ВЕРШИНА!!! На глазах слезы радости – это победа! Слышим по радиосвязи хриплые родные голоса ребят, достигших цели.


В.Терзыул на вершине Манаслу.

В. Леонтьев: "Руководитель группы Владислав Терзыул разворачивает государственный флаг Украины на вершине Манаслу 8163 м!"
12.00 – группа в полном составе на спуске. Спуск решено было делать по классике. Пугачев, который остался в штурмовом лагере, должен был присоединиться по ходу маршрута. Перед ними стояла задача – максимально сбросить высоту до наступления ночи. Времени на спуск у ребят в обрез. На 25 мая у нас авиабилеты на самолет Катманду – Дубай – Одесса. В 18.00 Леонтьев сообщил, что их группа уже на 6300 (!), готовят площадку под палатку. Это превзошло все мои ожидания.

Навстречу восходителям вышла группа из четырех человек - Могила, Евчев, Горюнов и Стрельников, которые начали подъем по классическому маршруту в верховье ледника Манаслу.
23 мая в 8.00 группа Терзыула продолжила свой спуск, группа встречи поднялась на 4500. Между ними установилась прямая радиосвязь. Спуск и подъем сильно затрудняло отсутствие видимости. Связкам приходилось идти наощупь, так как именно в этом месте ледник Манаслу имеет два ледопада и закрытые снегом трещины. С трудом восстановили связь через базовую радиостанцию с восходителями. Им удалось сбросить высоту только до 5600 м - все же застряли в ледопаде в районе первого лагеря польской экспедиции. 16.00 – спустились до 5400 м; 18.00 – высота 5250 м, вышли на вешки, группа встречи – на 5050 м; 19.00 – есть стыковка! Вздохнули облегченно.

В это же время Чаплинский и Бельков с риском пробились к АВС и груженые спускались к нам. Теперь я мог позвонить непальскому агенту Карме и подтвердить вызов вертолета на завтра на 7 утра. Суматошный день закончился, экспедиционный груз упакован. Впереди была ночь. В 22 часа Володя Могила по рации сообщил, что четверка восходителей очень устала, идут через силу, им необходимо горячее питье и дополнительные батарейки для севших фонарей. Срочно наверх уходит доктор и Миша Загирняк. Подошли изрядно измотанные Чаплинский и Бельков, залегли спать. В час но¬чи ввалился почерневший от солнца и усталости Сергей Ковалев и в половине третьего все остальные герои. На чердаке лоджии был накрыт праздничный стол, за которым собрались истинно счастливые люди: Владислав Терзыул, Вадим Ле¬онтьев, Сергей Ковалев, Сергей Пугачев и встречавшие их Владимир Могила, Николай Горюнов, Юрий Стрельников, Михаил Евчев, Владимир Лебеденко и Михаил Загирняк. Еще хватило сил достать бутылку виски, припасенную для такого случая, и отметить успех экспедиции.
Через несколько часов к нам пробился сквозь тучи вертолет ВС Непала, и мы вскоре были в Катманду. Успели только упаковать свой багаж и тут же вылетели в родную Украину”.